Калининградка рассказала о своей «встрече» с коронавирусом

irina 14.08.2020 22:42
Калининградка рассказала о своей «встрече» с коронавирусомЖительница Пионерского – о первых признаках COVID-19, мытарствах в попытках установить диагноз и последующем тяжелом лечении. По просьбе женщины не показываем её лицо и изменили имя.


- Елена Ивановна, с чего началась ваша болезнь?

- 1 июля я почувствовала себя плохо. Просто водит из стороны в сторону, приливы жара и ужасная слабость. Померила давление – нормально, смерила температуру, а она 37,3. Муж почти четыре дня болел ОРЗ и спал в соседней комнате, боялся меня заразить. Думаю, наверно от него подхватила. У меня начало крутить суставы, и мне прям ну очень плохо! Начала пить Ремантадин, но каждые полчаса футболка – хоть выжимай, вся мокрая. 2 июля я вызвала «скорую», приехала недовольная фельдшер. Я рассказала, что у меня болит под левой лопаткой, вдруг инфаркт или хондроз какой, всю ломает. Фельдшер меня осмотрела, послушала, ничего не нашла и посоветовала вызвать участкового врача.
Ночью я промучилась, температура держится 37,2, парацетамол её не берет, майки каждые полчаса меняю. Утром пришел участковый врач и тут мой муж, выйдя из соседней комнаты заявляет, что нам, скорее всего, нужно сдать тест на коронавирус. Он, оказывается, неделю назад вёз своего сослуживца, который сейчас лежит в военном госпитале с коронавирусом на искусственной вентиляции лёгких.

- И вас сразу забрали в больницу?

- Нет, наша терапевт нас послушала, у мужа всё хорошо, а у меня хрипы в левой части легкого. Она стала звонить своему руководству, чтобы направить нас на анализ на коронавирус. Слышим, её как девочку заведующая отчитывает, что дорого, что думать надо, а не всех подряд посылать. Нам даже неловко стало.
Но наш врач не отступила и позвонила в Роспотребнадзор. Через три часа приехал фельдшер в простом белом халатике и повёз нас в нашу пионерскую поликлинику сделать цифровой снимок лёгких.
Сделали. Выходит врач, говорит, что снимок нормальный и спрашивает, на что жалуюсь. Я рассказала. Он спрашивает: «Вкусовые качества, обоняние не пропали?» «Нет». «А что болит?» Говорю, все болит, ломота по всему телу, температура не сбивается, слабость, сплю целыми днями, просыпаюсь от боли, меняю футболку и дальше сплю. Он говорит: «Идите домой и лечите свой бронхит, пейте сбор №4 и микстуру от кашля». Я стала лечиться. Температура упала до 36,6, потом до 35,2. Утром встала – чувствую себя как бы ничего. Но муж настоял, чтобы мы поехали в «МедЭксперт» и сдали на тест на коронавирус.
Оказывается, он сам звонил в Роспотребнадзор и рассказал, что общался с коронавирусным больным, тот сейчас в госпитале на ИВЛ лежит. Но мужа «послали», сказали, что вот как тот знакомый заявит о контакте, так нас и протестируют. А как он заявит, если он на вентиляции лёгких?
В общем, в «МедЭксперте» нам сказали, что тест будет готов через 30-40 часов. Указанное время прошло, а нам никто не звонит. Ну мы сами позвонили. Нам говорят, видимо не готовы результаты, раз не звоним. И 9 июля в 7.30. утра к нам приезжают «космонавты» из Роспотребнадзора и говорят, что забирают в больницу. Тесты оказались положительными.
Но я-то уже чувствую себя хорошо! У нас кот остаётся один без присмотра, поэтому я отказалась ехать. Мне сказали, что если не поеду, то за мной приедут судебные приставы. Я позвонила сыну, он пообещал за котом присмотреть.

- Сын вас это время посещал?

- Он приезжал к нам 1 июля, обнимал меня-целовал, а ведь я тогда уже болела. Потом, когда отрабатывали контакты, я его назвала сотрудникам Роспотребнадзора. Его тоже проверяли, посадили на двухнедельную самоизоляцию. Он так на меня обиделся! Сорвалась долгожданная командировка. Но коронавирус у него не обнаружили. Организм молодой, крепкий.
В общем, покуда «скорая» везла нас с Пионерского до Калининграда, мне стало настолько плохо, что я думала, что умру. Врачи окна открыть не разрешили. Муж хотел, чтобы нас повезли в военный госпиталь, он военный, но нас всё-таки отправили в БСМП.
Мы потеряли девять дней, девять дней не получали лекарства, и от этого поражения всего организма были более глубокими. Я думала судиться, но сейчас просто надо восстанавливать силы, уже плюнула.

- Как проходило лечение?

- Утром в больнице нам с мужем сделали КТ и у обоих выявили двухстороннее воспаление лёгких. Тут же взяли мазки, которые показали наличие коронавируса. Муж пролежал в больнице 14 дней, а я – 20, поскольку у меня удалена щитовидная железа, течение болезни было тяжелое.
Лечили каким-то хинином, таблетки коричневые продолговатые, их при СПИДе и онкологии дают, как химиотерапия. Организм отказывался их принимать, меня страшно рвало. Первую неделю я ничего не ела-не пила, ночью уходила в туалет и там билась об стену, не знала куда деваться от боли в теле.
В палате лежало четверо женщин, у двоих не было вообще никаких проявлений, они целыми днями хохотали. Одна перед операцией сделала тест, он показал наличие коронавируса. Другую по контактам выявили. А еще бабушка лежала очень тяжёлая, лет 75. Она на даче на самоизоляции была, еду ей приносила дочка. Дочь здоровая, а у бабушки – коронавирус. Откуда? Бабушка под кислородом лежала, но выкарабкалась.
Мой муж тоже лежал в палате на четыре человека. Один мужчина, врач- гинеколог приехал делать операцию на сердце, но выявили коронавирус, другой тоже врач с калининградской больницы.
Убирали в палате три раза в день, чисто, все заходили полностью экипированные, даже уборщицы. Четыре медсестры, которые за нами ухаживали, переболели коронавирусом, были к нам очень внимательны. Они знали, как тяжело переносится болезнь, подсказывали что делать, чтобы восстановить кишечник, печень.
В других палатах люди умирали, уборщица рассказывала. Мужчина и женщина пожилые, поздно привезли их, до последнего были дома, кашляли, пошёл отёк лёгких.
Врачи сказали, что коронавирус тянется с 2018 года, просто он мутирует и становится всё опаснее, люди долго будут им болеть.

- Как вас кормили?

- Первую неделю я вообще не могла ни на что смотреть, а потом проснулся аппетит. Хлебала эту воду мутную с картошкой, которая называется суп. Просто вода, а в ней плавает или картошка, или свёкла, или капуста. Зато сбросила там 5 кг. На второе - котлета или какие-нибудь макарошки, картошка, давали бананы, кефир, сырки глазированные. Разрешали передавать продукты. Внизу установлен специальный ящик, куда посетители кладут передачки, и медсёстры приносят в палату. Внизу есть буфет, там хорошая выпечка. В общем, на еду жаловаться я бы не стала, но очень тяжелое лечение.
Ещё ведь и по сосудам бьёт коронавирус. Голова вообще не работает, памяти нет, галлюцинации какие-то. Муж сильными головными болями страдал.

- Вы сказали, что пролежали в больнице дольше мужа. Почему?

- Первый тест перед выпиской показал, что коронавируса у меня нет, а второй – что опять есть. Мужа выписали, у него оба результата чистые, я же ещё на неделю задержалась. Врач сказала, что моё лечение обошлось в 250 000 рублей, хотя на каждого коронавирусника траты 210 000. Мне прокололи пять уколов по 2 000 каждый и ставили капельницы для сосудов головного мозга на 30 000 рублей. Не пожалела, что оставили, я почувствовала себя намного лучше, сошли отёки и появился прилив сил.

- Реабилитация после больницы была?

- Врач выписала назначения, с ними пошли к нашему терапевту, она назначила ещё витамины, прокололись. Долго будет восстанавливаться печень, сейчас купим уколы по 2 000 руб. за штуку, надо хотя бы по пять проколоть мужу и мне. И лёгкие необходимо пролечить. У меня лёгкие поражены на 25 % у мужа на 5 %.

- Как себя чувствуете сейчас?

- Очень сильная слабость, всё время хочется лежать. Но организм постепенно восстановится, сказала врач, сейчас надо тренировать мышцы и усиленно кушать. Муж уже сдал на кровь антитела, ждём результат.

- Елена Ивановна, бы вы посоветовали калининградцам?

- После больницы иду по улице, и как будто в другой мир попала. Там – боль, смерть, ужас, а на улице люди ходят без медицинских масок, в поликлинике в очереди друг к другу наклоняются, говорят в лицо. Они даже не представляют, через что пройдут, если вдруг заразятся.
Я с первого дня принимала коронавирус всерьёз, никуда не ходила, только на дачу в 10 минутах ходьбы от дома. По магазинам ходил муж, одевал резиновые перчатки, маску. Я нашила фланелевые маски, каждый раз стирала их, проглаживала, на входе у нас стоял антисептик. А всё равно вирус поймали, от нас это не зависело.
В первый день после болезни, когда я пришла на дачу, соседка начала кричать, что я опасная, заразная, что ветер с моего огорода на неё заразу перенесёт. Что это меня бог наказал, бумеранг какой-то вернулся. Это ужасно! Откуда она узнала про нашу болезнь, ведь забирали нас в больницу из квартиры? Думаю, от своей родственницы, которая работает в поликлинике. А как же тайна пациента?
И в доме соседка, которая жила под нами, съехала, сказала, что боится заразиться через воду в унитазе, ведь мы после себя будем её спускать. Теперь я понимаю, какой ужас испытывают люди со СПИДом. Представляю, как на них бросаются окружающие, я вижу это по отношению к себе.
А калининградцам я бы сказала, что не нужно носить медицинские маски на голове и на подбородке. Сами якобы в маске, а нос сверху висит. Вы даже не догадываетесь, как много заражённых людей, переносчиков, которые ходят рядом с вами, не подозревают, что больны. Заражены полгорода, врач говорит, а маски никто не носит. Не приведи господь вам столкнуться с этой болезнью!

- Спасибо! Будьте здоровы!



Просмотров:3502

Комментарии