«Чтобы уничтожить память, не надо ничего ломать»

ODISSEVS 07.09.2013 11:38

Suprunenko.jpgБорис Супруненко – легенда, рыбак, труженик. Ходил в море, давал результат – да какой! Давно это всё было…

К 100-летию со дня рождения нашего славного земляка в Калининградском областном историко-художественном музее открылась выставка «Стармех № 1».

Он стоял у истоков рыбодобывающей отрасли новой советской области, он с товарищами вывел отрасль в число лидирующих в стране – при том, что сама область в сравнении с другими казалась крошечной и малоперспективной.

Вся жизнь – море. Керчь, Одесса – здесь прошли первые рыбацкие годы. К 1940 году Борис Супруненко уже слыл одним из лучших в Балтийском морском пароходстве. Ему прочили большое будущее.

Потом грянула война. Супруненко сражался в специальном 56-м партизанском отряде в Ленинградской области. Ходил по вражеским тылам, был ранен. «Вскоре страна затребовала назад опытных судомехаников. От того, как своевременно наши суда доставляли провизию, оружие, технику, одежду в базы, зависела ситуация на передовой. Так война для Бориса Супруненко перенеслась в северные широты. На судне «Пролетарий» опытный механик доставлял грузы из Мурманска на полуостров Рыбачий и в другие порты Севера».

Что же в мирное время? Это, конечно, период, связанный со знаменитой плавбазой «Тунгус». Именно Супруненко стал застрельщиком ремонта судовых механизмов силами команды без захода в порт, что позволило продлить пребывание в море и дало возможность более интенсивно использовать рыболовецкие суда, сдававшие улов на плавбазу.

Другим эффективным его изобретением была идея обмуровывать судовые топки огнеупорным бетоном вместо использовавшегося тогда кирпича. «Идея новатора с Балтики оказалась по сути революционной, позволяющей значительно продлить работу судовых топок. Новшество настолько прижилось на флоте, настолько оказалось востребованным, что 31 мая 1958 года Указом Верховного Совета СССР Борису Андреевичу было присвоено звание Героя Социалистического Труда».

Девять лет проходил Супруненко в море на плавбазе «Тунгус», затем принял в Польше пароход «Святогор», дальше китобаза «Юрий Долгорукий», должность главного механика китобойной флотилии. На пенсию Супруненко ушёл лишь в 1995-м – 82-летним!

В общем, на открытии выставки было о чём и о ком поговорить. Помогли вернуться в славное прошлое редкие фотографии и документы из фондоsupr2.jpgв КОИХМ и личных архивов. А ещё собравшиеся вспомнили о трудовых победах, о годах совместной работы и о том, почему некогда гордо звучащее слово «рыбак» утеряло былое наполнение. 

Фёдор Петрович Онишко, ранее старший механик УЭЛ:

- Я в рыбацкой, так сказать, семье с 1951 года, отработал более полувека. О «Тунгусе» никогда не забуду. Это первая база, это наша гордость. Фамилия Супруненко была неразделима с плавбазой, она гремела, поскольку Борис Андреевич знал своё дело от и до. Отличный стармех, творчески подходивший к любому механизму в судоходстве.

Иван Александрович Галуцких, бывший начальник МСС:

- Супруненко я знал хорошо. И знал, что он - всегда целеустремлённость, всегда пристальное внимание к каждой мелочи, которая на большой воде вовсе не мелочь. Поблажек не давал ни себе, ни людям. И его большая заслуга – организация труда ремонтной бригады прямо на плаву, организация саморемонта, что позволило «Тунгусу» сэкономить кучу времени и быть в исправном состоянии до конца рейса.

- А отчего нынче нет таких фамилий? Почему нет новых Трусовых, Ильиных, Носалей, Супруненко?

- Что касается рыбаков – новых ударников и не будет. Им неоткуда взяться. Той мощной, кипящей рыбодобывающей отрасли больше нет.

- Почему?

Марк Рувимович Комsupr3.jpgаров, ранее старший механик:

- Кто знает? Для массы чиновников слово «рыбак» сегодня нонсенс. Или бизнесмены. Им легче что-нибудь перепродать, чем добыть, изготовить. Вы знаете, что из всех российских ветеранов рыбодобычи у калининградских самые маленькие пенсии?

Александр Константинович Малышев, председатель региональной общественной организации «Союз ветеранов рыбной промышленности»:

- Унизительно, но сегодня даже за повышение пенсии для рыбаков-ветеранов приходится бороться. Они отдали родине всю жизнь, поднимали самый западный край, забывали о родных, о себе, а взамен получили 9-10 тысяч рублей в месяц. Даже камень в честь погибших рыбаков, по мнению чиновников, - дело накладное. Во всех морских городах есть монументы, знаки, у нас - нет. Уже и церковь в лице епископа Серафима наши предложения по созданию памятника благословила, а власть… ну никак не сподобится оказать помощь. Я даже Дмитрию Медведеву писал, а в ответ получил форменную отписку. Хоть бы часовню поставить. Ведь поймите, чтобы уничтожить память, не надо ничего ломать. Достаточно забыть, отвернуться, сказать, что малозначимо. А завтра дети с кого будут брать пример? С нефтяных королей или братков?

В 2011 году президент обещал разобраться, привести в соответствие коэффициенты, увеличить пенсию, но слова остались словами. Я уж и депутату Исаеву писал, и министру труда. Напоминал о нас. Ответы приходят, но как бы это помягче выразиться, обтекаемые, ни о чём. 

Вячеслав Иванович Афонин, бывший старший механик:

- Скажу, как думаю. Складывается впечатление, что работающие люди власти не нужны. Потому что у рыбаков, строителей, станочников или комбайнёров есть голова, есть достоинство, есть убеждение, какой путь правильный, а какой нет. Если бы такой настрой, такие приоритеты, как сейчас, царили здесь в конце сороковых, ничего бы никто не восстановил, никого бы не накормил, ничего бы не построил.

Всё на калининградской земле начиналось с подвига рыбаков, с тех успехов в рыбной отрасли, которые позже позволили создать хозяйственную базу региона. А что теперь? У нас поэтапно отобрали Дом рыбаков, медсанчасть, скоро перепрофилируют стадион «Балтика»…

- Возможно, необходимы мероприятия, подобные выставке «Стармех № 1»? Если иначе докричаться не получается.

Владимир Александрович Цуранов, ранее вице-президент Cоюза рыбопромышленников Запада:

- Во-первых, нам и впредь нужно обязательно чтить отраслевые праздники, юбилеи, чтобы эти дорогие даты оставались в среде всего общества как значимые культурные, исторические маяки. Именно на них мы перечисляем большие достижения заслуженных людей, воспитываем на этом молодёжь, призываем к решению проблем власть. Память – сердцевина любого народа. Во-вторых, мы не должны разобщаться, хотя бы потому, что опыт, моральные ценности должны передать молодым. Кто, если не мы?supr4.jpg

Александр Макарычев, научный сотрудник Калининградского областного историко-художественного музея:

- Сопрягание, взаимодействие вчерашнего и нынешнего – одна из важнейших задач музея. Это нельзя осуществить без представителей старшего поколения, к счастью, многие из них по-прежнему полны энергии, желания…

- Кому адресуете слова благодарности по поводу сегодняшней выставки?

- Безусловно, ветерану рыбной промышленности Рудольфу Погосовичу Алексаняну. Выставку, посвящённую Борису Андреевичу Супруненко, организовал он. Мы постоянно поддерживаем подобные инициативы, поддержали опять. Благо и фонды позволяют. Добрая память в стенах музея и дальше будет существовать, уверяю. 

Рудольф Погосович Алексанян, член региональной общественной организации «Союз ветеранов рыбной промышленности»:

- Задумаемся, что происходит? Происходит стирание обычаев, традиций. Этого допускать нельзя. Собравшись сегодня в этом зале, мы, люди, отдавшие себя рыбной отрасли безраздельно, произносим добрые слова о старшем друге, честном и порядочном человеке. Да, мы просто работали. Но как. Пример. За девять дней 1965 года мы дали области рыбы столько, сколько при немцах здесь добывалось за год. 

Люди, подобные Супруненко, ценны тем, что они прокладывают направления, являются кровью нации, её корнями. Они – энергия созидания, которую мы не имеем право разбазарить или погасить. Я часто замечал на лице Бориса Андреевича лёгкую улыбку. Знаете, своего рода свечение изнутри. Потому что он жил по душе. С очевидной пользой для других. Как важно никогда не противоречить собственной совести и душе!


Материал подготовил Александр Клименок




Просмотров:10875

Комментарии